Хлопковое волокно :: Россия :: Консультации

Ивановский текстиль: история, события, люди

 
2006-06-10. Звездное богатство

Область вырастила, воспитала, взлелеяла текстильные кадры такого класса, как ни одна другая в стране. Профессии нередко становились наследственными. Династия Крашенинниковых на Яковлевском льнокомбинате, объединив более полусотни человек, напоминала крону могучего дуба. Семейственностью славились все предприятия, особенно в районах и поселках, где понятия 'фабрика' и 'жизнь' воспринимались как нечто целое. 'Стучит кормилица' - значит, спи спокойно.

Руководили многими предприятиями выходцы из почитаемых текстильных династий. Попробуй 'доморощенный' директор проштрафиться перед коллективом рабочих, среди которых вырос! 'Свой' не имел права на ошибку!

Широка была известность Константина Васильевича Кокорина. На его глазах строился Ивановский меланжевый комбинат. Став его директором, Кокорин отдал талант инженера и хозяйственника, чтобы предприятие быстро окрепло и заявило о себе на всю страну. Специалисты-текстильщики из серебряноголовых полагают: в управлении 'Ивпромтехноткань' не было начальника более мудрого и знающего, чем Кокорин. Этими качествами отличался и главный инженер главка Виктор Александрович Лавров. Опираясь на руководителей управления и предприятий, Кокорин и Лавров высоко подняли авторитет 'Ивпромтехноткани'.

На Фурмановской фабрике N 2 директорствовал маститый Виктор Михайлович Бординов, переведенный потом на Ивановский камвольный и далее - в министерство. Культурный и деликатный, но твердый характером инженер Ефим Сергеевич Новиков руководил Фурмановской фабрикой N 3.

Иные предприятия можно с полным основанием назвать университетами текстильных кадров. Главным инженером, а затем и директором знаменитой 'Ногинки', в цехах которой в 30-е годы подало звонкий голос виноградовское движение, работал Артур Николаевич Смирнов. Он стал известен потом и в должности начальника объединения 'Ивпромтехноткань'. На 'Ногинке' проявил себя как расчетливый, вдумчивый директор Вениамин Федорович Грошев. Его способности организатора-хозяйственника, инженера сполна раскрылись на Ивановском меланжевом комбинате. Меланжисты были среди застрельщиков технического перевооружения отрасли, вели его с умом и размахом.

Плеяда столь же способных руководителей выросла и на предприятиях 'Ивхлоппрома'. На фабриках и комбинатах этого объединения старыми тоже остались одни стены, а техническое оснащение поднялось до уровня передовых достижений науки и техники. Улучшились условия труда и быта. Молодой и честолюбивый - в лучшем значении этого понятия - инженер Вавельян Сергеевич Скворцов возглавил объединение, пройдя плодотворную практику реконструкции на Ивановском меланжевом комбинате под рукой многоопытного Грошева. На новом, более масштабном и ответственном посту Скворцов проявил себя специалистом самостоятельных и зрелых решений.

В Приволжске долго не забудут кипучего, взрывного, 'упертого' директора льнокомбината Героя Социалистического Труда Николая Николаевича Румянцева. Он внес памятный вклад в преобразование не только комбината - одного из крупнейших и заслуженных в России, но и всего города.

Следует подчеркнуть: область не преуспела бы столь мощно и ярко в главной своей профессии, если бы первыми секретарями обкома КПСС долгое время не работали асы текстиля - Александр Николаевич Смирнов, человек богатого душевного обаяния, редких организаторских способностей, и его преемник - энергичный, неистощимый на задумки, непреклонный в их осуществлении Владимир Григорьевич Клюев, поднявшийся до поста министра текстильной промышленности Советского Союза.

Вторыми секретарями обкома, ведавшими промышленностью, становились преимущественно руководители крупнейших и преуспевающих текстильных предприятий. Одним из них был Вячеслав Яковлевич Тарарыкин, отличившийся как директор комбинатов в Родниках и Кохме.

Главное - помнить о людях труда

Текстильная и легкая промышленность попала в немилость в самом начале реформ. Глава нового, ельцинского, правительства Гайдар и его столь же незрелые соратники брались перевернуть экономику страны за какие-то 500 дней. Они решили, что древнейшая, особо значимая для России отрасль, которая быстро и надежно пополняет бюджет, государству больше не нужна. Всемогущий рынок все отрегулирует и расставит по местам! Ткани?.. Закупим в любых количествах за границей по ценам, более низким, чем собственные...

И начался развал одной из наиболее организованных и дееспособных в бывшем СССР отраслей народного хозяйства. Разрушать - не строить... Нет возможности (или надобности) купить фабрику целиком - приобретем частями. Главное, чтобы 'процесс шел', быстрее наращивало мускулы сословие богатых людей.

Дробление предприятий на мелкие общества с ограниченной ответственностью (ООО), говорилось на 3-й областной отчетно-выборной профсоюзной конференции работников текстильной и легкой промышленности, продолжается до сих пор. Сорок четыре фабрики и комбината разделены на 150.

Предприниматели постсоветской волны не могли хотя бы поверхностно не знать, что 'фабриканты-мироеды', все эти Гандурины, Маракушевы, Зубковы, Дербеневы, Гарелины, Бурылины и другие, стремились объединять капиталы, укрупнять производство, ибо, как сказано философами, 'В единении - сила!'.

Фабрики за овином, с упоминания о которых начаты эти заметки, быстро исчезли; на смену поднялись корпуса крупных предприятий. Чтобы развивать производство в соответствии с требованиями рынка, фабриканты часто скрепляли союз рубля и дела родством - кровной гарантией надежности. В бывшем селе Яковлевское (г. Приволжск) породнились все три купеческие семьи - Крытовых, Сидоровых и Дородновых. Действующий поныне льнокомбинат они, собственно, создали еще до революции.

И 'фабриканты-мироеды' - кому теперь не известно! - были в большинстве своем щедрыми меценатами, сколько для народа понастроили, сколько богатейших музейных собраний завещали отчим городам! Теперь-то наконец осознано их место в истории России, оценены их заслуги.

Потери текстильной промышленности трудно перечислить, а счет потерям продолжается. Закрыто уникальное производство с гребенной системой прядения на 'Красной Талке', дававшее пряжу высоких номеров, т.е. очень тонкую и прочную; замолк корпус гобеленового ткачества на 'Дзержинке'... Одна из самых болезненных и, по сути, невосполнимых потерь - растрата золотого кадрового генофонда. Семья текстильщиков основательно поредела. В 80-е годы область выпускала до 2, 3 мил-лиарда метров тканей в год, с 2003 года их производство держится на уровне 1, 6 миллиарда метров. Средняя заработная плата - 4278 рублей в месяц - лишь в полтора раза выше прожиточного минимума.

Было бы, разумеется, верхом наивно-сти говорить о восстановлении производства в прежних объемах, тем паче наращивании его, хотя дешевых и добротных отечественных тканей как не хватало, так и не хватает. Пусто же место, известно, занимают 'чужаки'... Техническое переоснащение действующих производств на основе новейших достижений науки и техники, высоких технологий, восстановление четкой системы подготовки кадров - единственные пути возрождения славы ивановского текстиля. Это посильно лишь объединениям с крупными капиталами.

А главное - надо помнить о людях труда, радеть о них душой и рублем. Еще недавно усердных, талантливых рабочих окружали вниманием и почетом. Сегодня раздавать текстильщикам ордена и медали, а достойнейшим - Золотые Звезды Героев - некому. Некому обеспечивать их бесплатным жильем, посылать бесплатно на курорты. Завтрашний день людей труда, их моральный настрой, материальное благополучие - забота не только работодателей, но и правительства. В противном случае разговоры о демократическом обществе, о социальной справедливости - не больше чем радужные пузыри.

Труд и жизнь - понятия изначально родственные. На мастерстве и усердии рабочего человека держался, держится и будет держаться мир. (Павел БЕЛОВ; Рабочий край, Иваново)





* За всеми представленными публикациями сохраняется право автора на использование своего произведения.