Шелк и техноткани :: Россия :: Сырьевые ресурсы

Республика Дагестан. В дыму столетий

 
2004-04-22. Я В ШЕЛКА ТЕБЯ ОДЕЛ БЫ

В начале нынешнего века норвежский писатель Кнут Гамуссен в книге ' В сказочной стране. Кавказские переживания и сны' пишет: 'В лавках повсюду шелковые товары, вышивки, ковры, оружие, украшения. Портные шьют, работают на швейных машинах Запада, вооруженные с ног до головы, в огромных меховых шапках. Еще двести лет тому назад и наши норвежские портные работали со шпагой на боку. Здесь этот обычай еще сохранился'. Дивило европейца и то, что 'в Дербенте люди были одеты более или I менее странно. Шелковых платьев здесь вдоволь, мы видели дам в шелке с ручной вышивкой, господ в шелковых костюмах. В шелках и богатые, и бедные...'.

Как известно, 'Великий шелковый путь' из Азии в Европу издревле проходил через земли современного Дагестана. Но только ли проходил, не оставив никакого следа, не повлияв на культуру?

В учебниках по истории об албанском государстве читаем, что 'основным рабочим инструментом был ткацкий станок так называемого дагестанского типа, образец которого встречен в манасской катакомбе первой половины второго тысячелетия до н.э.'.

В V-VI веках нашей эры, во времена Хазарских каганов, в числе производимых дагестанскими мастерами ткацких изделий упоминается и шелк. Его не только производят и выделывают, им успешно торгуют.

В книге доктора исторических наук Сары Ашурбейли из Азербайджана 'Государство Ширваншахов' мы читаем о Дербенте: ' Главным предметом вывоза русских купцов был шелк. В международной торговле шелком большое участие принимали и индийские купцы. В конце XVI века шелк-сырец вывозили в Россию, Иран, Турцию, Италию, Францию, Индию и другие страны. Шелк-сырец, купленный здесь по 15-16 рублей за пуд, перепродавался русскими и европейскими купцами в их странах по 50-60 и даже 70 рублей за пуд. В большой почести в Московском государстве была камка (Шелковая ткань с вышитыми на ней узорами. И.Д.)'.

Служащий английской торговой компании Христофор Бэрроу в 1579 году в письмах в Англию отмечает, что 'в этих местах, где мы побывали во время завоевания Дербента турецким пашой, нельзя было купить ценных товаров, кроме шелка-сырца, да и тот можно было купить только с рук паши, который вскоре после нашего прибытия обложил страну налогом на шелк'.

Не только Южный Дагестан был известен производством и торговлей шелком. Из архива Кизлярского коменданта узнаем, что в 1710 году Петр I специальным указом поручил персидскому купцу Сафар-Аге, известному русским историкам как Сафар Васильев, 'устроить на Тереке-реке завод для делания шелка'.

Под шелковичные сады царь приказал отвести лучшие места 'где и сколь потребно будет'. Сафар-Ага выбрал земли на левом берегу Терека и развел сады 'в которых черви шелк рождают'.

Развить начинание купца удалось уже его наследникам, которые расширили территорию шелкового завода. В 1722 году здесь работало 227 армян, 153 грузина и 35 русских. В память о Сафаре селение, которое образовалось при заводе, стали называть, обрусив имя Сафар-Аги, Сарафанниковым, а позже Шелкозаводским (станица Шелковская).

В 50-х годах XVIII века еще один шелковый завод на Тереке основал приезжий садовод Паробич, венгр по национальности. Из документов яствует, что государыней императрицей Елизаветой ему были дарованы земли на правах помещичьих. Селение при заводе было названо именем владельца - Паробичево. В 1794 году вдова владельца продала завод и имение помещику Галустову.

Сама идея о производстве собственного шелка в России пришла в голову русскому царю Алексею Михайловичу. В 1658 году по его приказу в Астрахани были посажены 'казенные для шелкового дела тутовые сады', с которых к царскому двору вскоре была отправлена первая партия 'сырцового шелку'.

На Тереке шелководством первыми начали заниматься гребенские казаки, выращивающие тутовые деревья на огородах, и щеголявшие в шелковых поясах и лентах собственного производства.

Настоящий 'шелковый бум' в Кизлярском районе приходится на вторую половину XVIII века. По данным архивов, в 1775 году в Кизляре действовало четыре шелковых завода, а выработка шелка к концу столетия составляла 124 пуда в год.

В 1797 году было принято специальное положение, по которому каждое семейство уезда, как городское, так и сельское, обязано было ежегодно высаживать по 10 тутовых деревьев. Лица, проявившие усердие в посадке, награждались медалью 'За усердие', а крестьяне, занятые в шелководстве, освобождались от службы в армии. За каждый фунт приготовленного в своем хозяйстве шелка крестьянину выплачивался из казны 1 руб.ль. Указом Павла I в 1799 году местным властям было строго приказано: 'Оказывать всякое вспомоществование и поощрение казакам в распространении шелководства'.

При каждом заводе 'для пресечения контрабандного вывоза и другого воровства' были учреждены таможенные пункты. В архивах сохранилась жалоба директора Кизлярской таможни коменданту крепости о том, что хозяин завода нарушает договор о предоставлении 'поручику Смелому Ивану жилья при заводе, по этой причине офицер не может исполнять обязанности по досмотру. Скоро зима и приезжать на завод таможенный офицер не будет, оттого останется сие производство без присмотру...'.

Контроль за производством шелка был возложен на 'Главного инспектора над шелководством', чья резиденция располагалась в Кизляре. Был введен временный запрет на ввоз шелка в Россию, а надзор за его строгим исполнением возложен на таможенников.

Не все крестьяне 'в охотку' выполняли распоряжение правительства по посадке тутовых садов. Причина тому неизвестна, известно только, что император Александр I в мае 1803 года приказал взыскать с крестьян Кавказской губернии 'за нерадение к шелководству числившиеся за ними недоимки за 1800-1801 годы и штраф за не посадку установленного числа тутовых деревьев'.

В 1818 году в низовьях Терека насчитывалось свыше двух с половиной миллионов штук тутовых деревьев, а выработка шелка к 1830 году достигла 400 пудов в год.

Шелководством занимались буквально все помещики низовьев Терека. Например, на землях директора Кизлярской таможни, а затем Астраханского прокурора Андрея Гарумова в имении Тарумовка имелось 10 тысяч тутовых деревьев, и они приносили значительный доход.

Кизлярский шелк первое время славился качеством во всей Кавказской губернии, однако в техническом отношении, судя по архивной переписке с Санкт-Петербургом, эта отрасль промышленности находилась на низком уровне. Нужны были дорогие иностранные машины для переработки сырца, не хватало хороших специалистов, кизляр-ский шелк стал уступать закавказскому, и это послужило причиной снижения его производства на Тереке. В 1850 году его было произведено только 100 пудов, в 1854 - 20. К тому же, болезнь шелковичных червей, охватившая в шестидесятых годах XIX века все мировое шелководство, не минула и Кизляр. Шелководство стало менее выгодным, чем виноградарство и виноделие, которым занималось к этому времени все трудовое население уезда. Огромное количество тутовых деревьев было вырублено в короткие сроки.

К концу XIX века местное шелкоткацкое производство полностью прекратилось, в память о нем в домах казаков долго хранились шелкомотальные и шелкопрядильные станки, а сами они уже не щеголяли в шелковых поясах собственной выделки. (Натик ДЖАФАРОВ; Дагестанская правда, Махачкала)





* За всеми представленными публикациями сохраняется право автора на использование своего произведения.