Хлопковое волокно :: Россия :: Пряжа и текстиль

Промышленность, которая не нужна России

 
2004-01-19. Отечественными скоро будут только робы и носки, а шинели привезут из Китая…

Ситуация в отечественной легкой промышленности наглядно демонстрирует, к чему могут привести непродуманные решения в экономической сфере. Падение производства в отрасли продолжается почти два года. В стране процветает нелегальный импорт, появились даже порядком подзабытые с советских времен теневики, которые оставляют все меньше шансов на выживание законопослушным компаниям. Причем на нелегальное положение переходят целые предприятия и даже отрасли.

Парадоксальной ситуация в отечественной легкой промышленности кажется только на первый взгляд. На протяжении последних нескольких лет более половины предприятий отрасли безнадежно убыточны, но при этом они продолжают работать, выпускают продукцию и странным образом выживают. Впрочем, специалисты 'Рослегпрома' считают, что ничего странного в этом странном феномене выживания нет. Просто руководители предприятий прячут свои объемы производства и финансовые результаты в тень, а зарплата работников медленно, но верно перекочевывает из платежных ведомостей в конверты.

Такой способ ведения бизнеса имеет вполне логичное обоснование. Дело в том, что сегодня российский рынок продукции легкой промышленности на 85% состоит из импорта. Причем его официально учтенная часть не превышает 20%. Основная же масса товаров ввозится в Россию беспошлинно и реализуется, по мнению специалистов 'Рослегпрома', по демпинговым ценам. 'Наши предприятия не выдерживают недобросовестной конкуренции и разоряются, либо уходят в подполье' - отметил в беседе с 'Фокусом' представитель 'Рослегпрома'.

Наиболее успешно работают крупные холдинги, способные соединить финансовые, производственные и маркетинговые возможности. Они занимают достаточно активную позицию не только на российском рынке - по мере накопления сил они стремятся выйти и на внешний. Правда, пока в отечественной легкой промышленности таких компаний немного. Например, ОАО 'Альянс 'Русский текстиль' является крупнейшей текстильной компанией страны. На ее долю приходится около 20% российского рынка хлопчатобумажных тканей. В Альянс входят несколько крупных компаний, в том числе четыре хлопчатобумажных комбината - Тейковский, Камышинский, Муромский и 'Товарищество 'Тверская мануфактура'. Компания имеет свои снабженческие и сбытовые структуры, свыше 40 региональных представительств, швейное подразделение. В 2003 г. объем производства на предприятиях холдинга составил 121% по сравнению с 2002 г. Президент альянса 'Русский текстиль' Константин Волков в беседе с 'Фокусом' отметил, что увеличен выпуск всех видов продукции: пряжи - на 10%, суровых тканей - на 18%, готовых тканей - на 35%. 'Нам удалось увеличить свою долю на рынке, - говорит Волков, - увеличена загрузка производственных мощностей, идет обновление производства'. А вот в оценке перспектив руководитель альянса не так оптимистичен, как наше правительство. По мнению Константина Волкова, пока нет оснований говорить об устойчивом росте выпуска текстильной продукции, поскольку емкость российского рынка и покупательная способность населения практически не растет. 'Идет перераспределение долей на рынке, - считает он, - если одни компании увеличивают объемы производства, другие вынуждены их сокращать'.

Модная российская роба

В последнее время несколько стабилизировалась ситуация в производстве льняных тканей, основная доля которых экспортируется. Согласно данным Госкомстата России, выпуск этой продукции в январе - ноябре 2003 г. в сравнении с соответствующим периодом прошлого года увеличился на 9, 5%.

Среднестатистические тенденции в полной мере подтверждает динамика роста производства на Гаврилов-Ямском льнокомбинате. По итогам 2003 г. готовых тканей здесь выпущено на 6, 6% больше, чем в 2002 г. Главный инженер предприятия Валентина Кочнева сказала 'Фокусу', что в 2003 г. рынок льняных тканей оживился не только в Европе, но и в России. Причем ожидания у переработчиков льна куда более радужные, чем у их коллег по отрасли. 'Швейники стали покупать больше льна, - говорит Валентина Кочнева. - Значит, растет покупательная способность населения'. Вместе с тем специалисты комбината не уверены в том, что рост производства в 2004 г. продолжится. 'На российском рынке слишком мало льняного сырья, - отмечает Кочнева, - придется закупать импортный лен, в том числе и по давальческим схемам'.

Серьезно ограничивают рост производства в легкой промышленности цены на сырье. Так, несмотря на интенсивный рост в первом полугодии, по итогам 2003 г. объемы продукции на Александровской мануфактуре, выпускающей суровые ткани и пряжу, снизились на 10%. Директор по экономическим вопросам Наталья Груздева пояснила 'Фокусу', что сокращение вызвано скачком цен на хлопок во втором полугодии. 'Хлопок стремительно подорожал, - говорит она. - Сначала он вырос в цене с $1100 до $1850 за тонну, а в конце года цены превысили $2000'. Выросла себестоимость продукции, а с нею и отпускная цена. Естественно, что многие потребители сразу же снизили объемы закупок.

Согласно мониторингу 'Фокуса', как и в первом полугодии, лидером промышленного роста по итогам 2003 г. стала Ирбитская швейная фабрика. Выпуск продукции швейники увеличили в сравнении с 2002 г. более чем в два раза, что при нынешней ситуации в отрасли является выдающимся результатом. Впрочем, особенно радоваться по этому поводу не стоит. Исполнительный директор предприятия Надежда Прокурова пояснила 'Фокусу', что столь значительный рост обусловлен главным образом низкой сравнительной базой 2002 г., когда фабрика переживала тяжелый кризис. Однако компании все же удалось найти свою нишу. 'Рынок швейных изделий сегодня перенасыщен, - говорит Надежда Прокурова. - Особенно это касается повседневной и праздничной одежды. Мы шьем рабочую одежду - единственный ассортимент, который не ввозится в страну по импорту'. Кроме уральского региона компания реализует спецодежду в Тюмени и Нижневартовске.

Шинель. Сделано в Китае

А вот производителям шерстяных тканей выбраться из кризиса никак не удается. К концу 2003 г. реализация продукции в этом сегменте рынка практически остановилась. В полной мере драматизм ситуации ощутила на себе Улан-Удэнская тонкосуконная мануфактура. 'Наша продукция - готовые шерстяные ткани для пальто - не пользуется спросом, - отметил в разговоре с 'Фокусом' один из руководителей предприятия. - Перспектив мы не видим. Идет затоваривание, выпуск падает'. Несмотря на то что шерстяные ткани, по логике, должны быть востребованы в северной стране, тем не менее швейники берут их мало и неохотно. Изменить ситуацию мог бы крупный госзаказ для армии. Но распределение госзаказов покрыто таким туманом, что надежда его получить слишком ничтожна. 'Как распределяются такие заказы, нам хорошо известно, - говорит собеседник 'Фокуса', - мы слышали, что заказы от Минобороны получают даже китайцы'.

Значительно снизилось производство и на Тонкосуконной фабрике им. Петра Алексеева. Начальник планово-экономического отдела предприятия Наталья Вагина сказала 'Фокусу', что склад переполнен тканями, а реализации - нет. Одна из главных причин такого сложного положения, по ее мнению, заключается в жесткой конкуренции со стороны импорта, в первую очередь это касается итальянских компаний. 'Импортеры этих тканей дают большую отсрочку платежа - до 90 дней, - говорит Вагина. - Швейникам это очень выгодно. За три месяца можно не только сшить пальто или костюм, но продать, получить деньги и расплатиться с поставщиком ткани. А мы вынуждены требовать предоплату, поскольку надо закупать сырье и вносить текущие платежи'.

Есть ли жизнь без толлинга

Борьба с толлингом в нынешнем году стала одним из экономических приоритетов российского правительства. В отличие от чиновников представители легкой промышленности, где эта модель взаимоотношений между поставщиком и потребителем получила широкое распространение, далеко не так уверены в ее вреде.

Несколько лет подряд одно из крупнейших швейных предприятий Дальнего Востока - ОАО 'Комсомолка' - значительную долю продукции выпускало на условиях толлинга. Основной партнер - крупная южнокорейская фирма - обеспечивала компанию сырьем, определяла ассортимент, оплачивала услуги по пошиву и забирала готовую продукцию. Швейники работали достаточно ритмично, но в 2003 г. ситуация на предприятии резко ухудшилась. Объем экспортных заказов сократился, поскольку о решении правительства изменить порядок работы на условиях толлинга с 1 января 2004 г. узнали и в Корее. Потенциальные партнеры отреагировали заблаговременно и не стали торопиться подписывать новые контракты. В результате еще до нововведений общий объем производства швейных изделий на 'Комсомолке' упал в 2003 г. на 26% в сравнении с 2002 г.

Генеральный директор предприятия Иван Белевкин в беседе с 'Фокусом' отметил, что в наибольшей степени сокращение коснулось экспортного производства, работающего на условиях толлинга. 'Декабрь мы не работали, - говорит Иван Белевкин. - К тому же с 1 января вступили в силу новые условия работы по толлингу. Если раньше при поставке продукции на экспорт мы освобождались от НДС, то теперь нас этой льготы лишили. Давальческая схема становится еще более невыгодной'. Обострение финансовой ситуации и падение производства, которое специалисты связывают с принятием антитоллингового постановления, ожидает не только дальневосточников. По данным 'Рослегпрома', более 20% предприятий легкой промышленности России работают сегодня на давальческом сырье. В том числе и самарская швейная компания 'Звезда'. Генеральный директор предприятия Владимир Кривоногов считает, что стабильность работы предприятия определяет именно толлинг. 'Наши мощности практически полностью загружены, - говорит Владимир Кривоногов. - Заказы на верхнюю одежду - пальто, куртки, плащи - и в 2004 г. остаются в прежних объемах. Список заказчиков не изменился'.

Впрочем, на многих предприятиях, работающих на условиях толлинга, экономисты все чаще приходят к выводу о неэффективности давальческой схемы. Так, исполнительный директор Ирбитской швейной фабрики Надежда Прокурова в беседе с 'Фокусом' отметила, что до первого полугодия 2003 г. большие объемы работ предприятие выполняло по толлингу. 'Мы шили спецодежду для торговых организаций, которые оплачивали наши услуги, - говорит Надежда Прокурова. - Сегодня все больше продукции реализуем самостоятельно, хотя полностью от толлинга и не отказались. Для того чтобы работать самостоятельно, нужно достаточное количество оборотных средств. Полный отказ от давальческой схемы должен проходить постепенно, по мере улучшения финансовой ситуации на предприятии'.

Объем производства на обувной фабрике 'Калита' в 2003 г. составил 91, 8% по отношению к уровню 2002 г. Директор предприятия по маркетингу и экономике Сергей Вербин в беседе с 'Фокусом' отметил, что падение обусловлено снижением объема услуг, оказываемых по толлингу. 'Если в 2002 г. доля продукции, изготавливаемой по давальческой схеме, составляла порядка 26% общего выпуска, то к концу 2003 г. она понизилась до 17%, - говорит Сергей Вербин. - В то же время объем производства собственной обуви увеличился на б%'. Фабрика постепенно отказывается от толлинговых схем, хотя эти меры потребуют дополнительных средств на усиление снабженческих и маркетинговых подразделений. Тем не менее самостоятельность позволяет получать хоть какую-то прибыль. 'Стоимость услуг по пошиву обуви настолько низкая, - отмечает Вербин, - что денег не остается даже на достойную зарплату работникам'.

Деньги в чулке

Производство носков, чулок и колготок относится к наиболее конкурентным сегментам легкой промышленности. На этом рынке широко представлены импортеры из дальнего зарубежья, украинские и белорусские производители и даже отечественные теневики. Но в этой непростой ситуации и легальным отечественным производителям удается сохранять достаточно уверенные позиции. Хотя, как и прогнозировал 'Фокус', во втором полугодии 2003 г. начался спад, вызванный определенным насыщением рынка.

Согласно данным Госкомстата, выпуск чулочно-носочных изделий в январе - ноябре 2003 г. сократился по сравнению с соответствующим периодом 2002 г. на 9, 4%.Этот спад практически не коснулся одного из крупнейших российских предприятий чулочно-носочной промышленности - орловского ОАО 'Гамма'. Объем производства в 2003 г. здесь составил 98, 7% к уровню 2002 г. 'Мы закупили новое оборудование, но получили его лишь в декабре, - говорит заместитель начальника отдела маркетинга и сбыта предприятия Валентина Лебедева. - А в декабре - январе, как известно, наступает сезонный спад, когда многие наши партнеры уходят на каникулы, деловая активность замирает'. Специалисты 'Гаммы' не считают, что в чулочно-носочном сегменте наметился кризис перепроизводства - стабильный спрос на эту продукцию сохраняется. 'У нас есть все основания полагать, что в 2004 г. рост объемов продолжится, - говорит Валентина Лебедева. - Количество подписанных договоров на поставку продукции позволяет говорить об увеличении объемов продаж и, следовательно, производства'. Специалисты компании отмечают принципиально новое явление: наряду с традиционными оптовыми покупателями на рынке появились крупные розничные игроки, например, гипермаркеты, крупные торговые центры и сети магазинов. Их доля в общем количестве заключенных на 2004 г. договоров значительно выросла.

***

Объем производства на предприятиях отрасли январь-декабрь 2003 г. в % к январю - декабрю 2002 г. 

Источник: данные компаний

 
Ирбитская швейная фабрика (Свердловская обл.) 216, 4
Альянс 'Русский текстиль', пряжа, ткани 121, 0
Гаврилов-Ямский льнокомбинат (Ярославская обл.) 106, 6
Шуйские ситцы, ткани, швейные изделия (Ивановская обл.) 105, 0
Смоленская чулочно-носочная фабрика 100, 7
Звезда, швейные изделия (Самара) 100, 0
Гамма, чулки, носки, колготки (Орел) 98, 7
Обувная фабрика 'Калита' (Калуга)  91, 8
Александровская мануфактура, суровые ткани, пряжа (Санкт-Петербург) 90, 0
Тонкосуконная фабрика им. Петра Алексеева (Москва) 90, 0
Комсомолка, швейные изделия (Комсомольск-на-Амуре) 74, 0

(Валерий ВИРКУНЕН; Русский фокус, Москва).





* За всеми представленными публикациями сохраняется право автора на использование своего произведения.