Хлопковое волокно :: Россия :: Пряжа и текстиль

Краснодарский край. Почему легкая промышленность тяжела на подъем?

 
2004-01-20.

Если бытие и в саном деле определяет сознание, то плохи наши дела. Бытие и быт — понятия родственные. А что сегодня окружает в быту “рядовых” россиян? Исключительно импортный ширпотреб. Обуваемся в китайское, одеваемся в турецкое, уют в доме наводим с помощью тех же или иных стран. На нас не сыскать нынче и нитки отечественного производства. Легкая промышленность России до сих пор не может выйти из глубокого кризиса. За годы реформ производство в легкой промышленности сократилось почти в восемь раз, а производство готовой продукции — почти в 15 раз. К этой отрасли прочно приклеился ярлык отстающей. Ее окрестили аутсайдером 2003 года : в минувшем году выпуск продукции легкой промышленности в целом по стране сократился на 1,5 процента, в то время как в других отраслях темпы роста достигали 9 процентов. Почему же отечественная легкая промышленность никак не может выиграть в конкурентной борьбе с импортом? Почему она так тяжела на подъем?

Разруха

Казна Российской империи держалась на ткани, водке и табаке. В Стране Советов легкая и текстильная промышленность давала до 30 процентов бюджета. Сегодня доля налоговых платежей, поступающих от легкой промышленности в бюджет Российской Федерации, составляет 0, 7 процента. Работа отечественных предприятий напоминает сизифов труд: только чуть-чуть поднимутся в гору, как российское правительство своей экономической и налоговой политикой сбрасывает их вниз. Краткая характеристика ситуации в легкой промышленности России такова: сырья нет, оборудования нет, технологий нет. Оборудование изношено почти на 60 процентов, более половины предприятий убыточны, долги достигают 16 миллиардов рублей. В итоге 70 процентов всех продаваемых в стране товаров легкой промышленности приходится на долю импорта, около 16 процентов выпускается отечественными предприятиями и столько же выбрасывает на рынок теневой бизнес. Почти половина производства товаров легкой промышленности находится сегодня в тени. Опыт цеховиков советских времен успешно используется и сегодня. Выявить подпольные производства одежды и обуви очень сложно. Да и не входит эта работа в число приоритетных направлений деятельности кубанской и российской милиции. Нет, милиция-то, конечно, работает — за минувший год управлением МОБ ГУВД края выявлено более полусотни правонарушений, снято с реализации товаров легкой промышленности аж (!) на 125 тысяч рублей. Накрыли наши милиционеры точку на Вишняковском рынке, которая торговала поддельными сертификатами на одежду и обувь, 'разгрузили' две фуры 'левой' летней обуви из Дагестана, прикрыли пару местных цехов по производству домашней обуви. Но силы отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка явно недостаточны при тех объемах фальсифицированных товаров легкой промышленности, которые обращаются сегодня на рынке. А власть не торопится обратить на рынок фальшивого Ширпотреба такое же пристальное внимание, какое уделяется сегодня алкоголю и минералке. В результате на вещевых рынках мы покупаем одежду и обувь либо вообще без опознавательных знаков, либо с фальшивыми лейбла-ми 'раскрученных' фирм. Впрочем, бороться нужно не только с теневым производствам на территории страны, но и с теневым импортом. И тут уж никак не обойтись без объединения усилий милиционеров, таможенников и налоговиков.

Экспансия

У российской легкой промышленности сегодня три беды: китайцы, 'челноки' и родное правительство, которое по сути покровительствует и тем, и другим. До сих пор “челноки” завозили беспошлинно по 50 килограммов товаров стоимостью до тысячи долларов. Ас нынешнего года они смогут привезти товаров на две тысячи долларов. Поскольку вес остается прежним, то везти будут, прежде всего, одежду и обувь. Неужели Михаил Касьянов, подписывая перед Новым годом соответствующее постановление, не понимал, какой сокрушительный удар он наносит отечественной легкой промышленности? Ведь очевидно же, что в условиях укрепления рубля и падения доллара нас захлестнет поток ширпотреба из Юго-Восточной Азии. Как это ни обидно, но мы с вами уже десятилетие работаем на процветание именно этого региона Азии. Причем вкладываем в экономику этих стран свои последние рубли. За наш счет китайцы и турки очень быстро накопили первоначальный капитал. Но ничего бы у них не вышло, если бы правительства этих стран не реализовали масштабные программы поддержки своей легкой промышленности. Свободные экономические зоны, льготное налогообложение и кредитование, квоты и пошлины, государственные инвестиции принесли свои плоды. Захудалые цехи превратились в мощные текстильные предприятия, оснащенные самым лучшим европейским оборудованием. Ассортимент китайской продукции постоянно расширяется, качество повышается. Китай сегодня выпускает почти половину мирового объема обуви. Более того, он начал экспансию в соседние страны — в России, например, идет активное поглощение обувных предприятий китайским бизнесом.

Региональный разрез

У нас же на уровне Федерации одни пустые разговоры да правительственные совещания. Каждый регион спасает свою легкую промышленность как может. Кубань сегодня выглядит прямо-таки островком благополучия в море бед российского легпрома. За 11 месяцев- 2003 года рост объема производства в легкой промышленности края достиг 17 процентов. И это при том, что средний рост объема производства в промышленности края составил всего два процента. По этому показателю легкая промышленность обогнала даже нефтепереработку (15 процентов) и нефтехимическую промышленность (10 процентов). В крае сегодня зарегистрировано полсотни крупных и средних предприятий легкой промышленности. За 11 месяцев они выпустили продукции на 1846 млн. рублей. В динамике ситуация выглядит тоже очень неплохо. В 2000— 2002 годах объем продукции вырос с 725 до 1503 млн. рублей. Самый большой скачок в отрасли наблюдался в 2001 году, когда объем производства вырос сразу на 85 процентов. В том же году впервые легкая промышленность края стала безубыточной. В 2002 году, когда в Новороссийске заработало совместное предприятие 'Брис-Босфор', Кубань выпустила обуви больше, чем вся Россия. Но картина не так радужна, как может показаться на первый взгляд. Рост объемов производства вовсе не означает экономическое и финансовое благополучие. Ряд предприятий находится в процедуре банкротства. Десятки перебиваются от заказа к заказу. Подавляющее большинство работает на давальческом сырье. Легкая промышленность Кубани держится на плаву благодаря швейникам и обувщикам. Но практически все сырье и материалы им приходится завозить из-за границы. Да и откуда взяться местному, отечественному сырью? На Краснодарском кожзаводе введено внешнее управление, предприятие медленно и верно идет к банкротству. 'Кубаньтекс' после краткого оживления не работает уже более полугода, в цехах бывшего ХБК, переименованного новыми собственниками в ОАО 'Южнык текстиль', третий месяц мертвая тишина. Что касается швейников, то здесь четко определилась тройка лидеров — промышленная группа 'ИЛС', Славянская швейная фабрика и 'Александрия'. Но их успех обеспечили, прежде всего, государственный заказ и государственная поддержка. 'ИЛС' около 85—90 процентов своей продукции выпускает по заказу МВД, Славянская швейная фабрика — по заказу Минобороны. 'Александрию' выручают надежные зарубежные партнеры. А кроме того, 'ИЛС', “Александрия” и еще восемь крупных предприятий легкой промышленности участвуют в краевой программе субсидирования процентной ставки по кредитам. Краснодарской фабрике кожизделий здорово помог госзаказ на изготовление портфелей для Всероссийской переписи населения, который, кстати, выбили предприятию региональные власти. При активном участии краевой власти в легкой промышленности Кубани реализуются сегодня два крупных инвестиционных проекта — совместное российско-турецкое предприятие 'Брис-Босфор', которое выпускает в Новороссийске большой ассортимент летней обуви, и предприятие 'Лайка' со стопроцентным итальянским капиталом в Кущевском районе, которое сегодня выпускает полуфабрикат ветблю. Впрочем, итальянцы готовы перейти от полуфабрикатов к выпуску готового сырья для кожевников и обувщийов, даже завезли необходимое оборудование. Но, к сожалению, местные власти от итальянцев нос воротят. В буквальном смысле слова. Для того чтобы убедиться, что 'Лайка' не наносит вреда экологии, и свести к минимуму 'издержки производства' (запах на кожзаводе, сами понимаете, не парфюмерный), пришлось создать специальную комиссию Законодательного собрания края. Так что есть надежда, что объемы производства легкой промышленности у нас вырастут и в нынешнем году. Краевая власть протянула легкой промышленности руку помощи в самое сложное время, после дефолта 1998 года. В 1999 году был создан ГУП 'Кубаньлегпром', на региональном заказе удалось поднять многие предприятия края. Но затем на базе 'Кубаньлегпрома' было создано госучреждение 'Краевой центр конкурсных торгов', а кубанские предприятия почему-то перестали выигрывать тендеры на закупку продукции для государственных нужд. И сотрудники департамента промышленности, и депутаты Законодательного собрания края делают для развития легкой промышленности Кубани немало. Но зависит от них не так уж много. До сих пор не сформирована целевая программа поддержки предприятий легпрома, принятие которой предусмотрено законом “О промышленной политике в Краснодарском крае”, а руководство края ни разу не назвало легкую промышленность в числе приоритетных отраслей. Нашему же брату потребителю успехи кубанского легпрома, к сожалению, не видны. Рынки края завалены азиатским импортом, а продукцию местных предприятий с трудом можно отыскать” в скромных фирменных магазинчиках.

Спасение утопающих...

Что же из этого следует? Следует жить! И шить при этом не сарафаны из ситца, а то, что действительно будет носиться. Нужно создавать российскую индустрию моды, объединять усилия специалистов, начиная от моделирования и заканчивая сбытом, объединять капиталы, формировать холдинги. Конкурировать с лучшими европейскими фирмами российский легпром, конечно, не сможет. Да это и не нужно. В бутиках одеваются и обуваются едва ли десять процентов самых обеспеченных россиян. Но есть масса трудящихся граждан, которые уже выбрались из нищеты, но еще не достигли достатка. Они уже сегодня ищут альтернативу одноразовому китайскому барахлу. И могут найти ее в продукции отечественных предприятий. Рынок уже произвел естественный отбор. У нас сформировался круг предприятий, способных выпускать конкурентоспособную продукцию. Но без протекционистской политики государства они не смогут кардинально изменить ситуацию. Помогать легкой промышленности в России нужно на всех уровнях государственной власти. От разрозненных и во многом символических мер поддержки необходимо перейти к реализации программы развития отрасли (благо на федеральном уровне она уже разработана). В первую очередь следует решить три задачи: защитить внутренний рынок от экспансии импорта и фальсификатов, финансово оздоровить предприятия легкой промышленности и ускорить их техническое перевооружение. В общем-то ничего особенного не требуется. Нужно ввести специальные пошлины на дешевый импорт и квоты на ввоз товаров легкой промышленности из стран Юго-Восточной Азии. Нужно расширить практику субсидирования процентных ставок за кредиты для легпрома и освободить их на три-четыре года от уплаты части налогов, поступающих в федеральный бюджет. Необходимо освободить от пошлин и НДС закупаемое за рубежом технологическое оборудование и создать лизинговую фирму с государственным участием для покупки этого оборудования на льготных условиях. Останется решить лишь кадровую проблему (за годы кризиса легкая промышленность потеряла много хороших специалистов) — и без всяких призывов и акций мы с вами будем покупать российское. Еда, лекарства, одежда и обувь — это то, в чем мы никогда не сможем себе отказать. Так что ресурсы рынка и перспективы легкой промышленности просто неограниченны! (Вольная Кубань, Краснодар)





* За всеми представленными публикациями сохраняется право автора на использование своего произведения.