Маркетинговые исследования рынков текстиля и легкой промышленности
Новости текстильного и сырьевого рынков: Швейные изделия

 
КонтактыЗаказные маркетинговые исследования рынковОбзоры рынка текстиляТекстильный рынок в условиях кризиса. Кризис исследования.Оформить подпискуПроектыОб агентствеОбратная связьТекстиль в Сети
Карта сайта Анализ рынков :: Новости текстиля :: Швейные изделия
Телефон: +7 495 507-36-33

Доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства в 2003 году составила 0, 92 процента (в 2002 году - 1, 3 процента)

15.12.2004. По данным Минэкономразвития, в первом квартале 2004 года этот показатель был равен нулю, инвестиции - минус 1, 9 процента. Нынешнее состояние легкой промышленности обусловлено целым рядом причин, в том числе и, по мнению многих экспертов, неэффективной таможенно-тарифной политикой. О своих претензиях к таможенным органам, а также о других обстоятельствах, мешающих отечественным производителям на равных бороться с импортными товарами, говорит первый вице-президент ОАО 'Рослегпром' Александр КРУГЛИК.

На недавних слушаниях в Государственной думе по правоприменительной практике нового Таможенного кодекса и внесению изменений в этот закон ваше выступление, пожалуй, было самым эмоциональным и критическим. Неужели так плохи и новый Кодекс, и работа таможни?

- Дело не в том, что Кодекс плох. Сам факт принятия такого крупного и важного нормативного документа - большое дело. Он, в общем-то, проработан, многие статьи прямого действия. Мы согласны, что для добросовестных участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) во многом упростились процедуры, и очень важно, что существенно уменьшились сроки таможенного оформления. Кроме того, спустя десять месяцев со дня его принятия мы уже можем говорить и о едином применении большинства положений Кодекса. Большая работа проделана таможенными органами. Но это - само собой разумеющееся, о чем на слушаниях я не счел целесообразным говорить, сосредоточившись на проблемах. Одна из них в том, что таможенную службу сделали у нас фискальным органом.

Конечно, это заслуга таможенной службы, что она вносит в казну столь весомый вклад - 43 процента от всей пробыли. Но, с другой стороны, это позор для нашей экономики. И таможня должна быть все-таки не фискальным, а защитным органом для своего отечественного производителя, в том числе и от контрабанды. У нас, к сожалению, пока понятие о таможне извращенное. Ведь не секрет, что их коллеги в цивилизованных странах не приносят такой прибыли в бюджет. Однако это не мешает им быть весьма уважаемыми людьми, получать большую зарплату и дорожить своим рабочим местом. Можно представить гипотетическую ситуацию: когда наша промышленность заработает, сократится импорт, увеличится экспорт - уменьшатся таможенные поступления в казну. И что, таможенников надо будет 'бить' за это?

- Вы нарисовали, скажем, не близкую перспективу. Но в то же время на парламентских слушаниях употребили сильный термин, назвав Таможенный кодекс 'кодексом контрабандиста'. Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду?

- Да, мне пришлось употребить резкий термин, потому что в настоящее время Кодекс защищает интересы импортера, а не отечественного производителя. Хотя мы прекрасно понимаем: основная причина - в том, что в нашей стране отсутствует экономическая политика при наличии всех необходимых министерств. Поэтому и наша отрасль как ни борется за свое выживание, но действия государства приводят к тому, что она все время оказывается на грани гибели. Мы не против импорта, потому что в своем нынешнем состоянии не можем обеспечить потребности населения. К тому же импорт необходим и для расширения товарной массы, и для улучшения ассортимента. Но когда импорт сознательно направлен на то, чтобы погубить целую отрасль промышленности, это уже не дело.

Скажем, 282-я статья ТК дает возможность физическим лицам ввозить в страну раз в неделю в несопровождаемом багаже продукцию стоимостью 65 тысяч рублей и до 200 килограммов весом. При таких условиях одно физическое лицо может в год ввезти беспошлинно товаров более чем на 100 тысяч долларов, что нереально для обычного гражданина, но очень выгодно спекулянту. Этому виду импорта навесили 'фиговый' листок - 'для личного потребления', хотя очевидно, что это не так. Кстати, в международной практике, в странах ЕС допустимая ставка суммы ввоза меньше нашей в .10 раз (175 евро) при единой ставке налогообложения -13 процентов. Замечу, что когда Кодекса не было, действовало постановление правительства N 783 от 10 июля 1999 года о правилах перемещения товаров через таможенную границу России физическими лицами для собственных нужд. В соответствии с этим документом разрешалось беспошлинно ввозить товары для личного пользования на сумму до 1000 долларов и весом 50 килограммов. Много это или мало? Если хорошей кожаной обуви, то 40-50 пар, а если колготок - и не сосчитать. Поэтому мы и с этой нормой были не согласны и боролись за ее пересмотр. А потом вдруг обнаружили в новом Кодексе совершенно другие нормы... Ясно, что это кто-то пролоббировал.

- Скажите, а разве ваша ассоциация не участвовала в работе по разработке нового Кодекса и не была знакома с этой статьей до принятия нового закона? Кто мог ее пролоббировать?

- Для нас появление этой статьи было полной неожиданностью. Мы даже полагаем, что она готовилась в спешке и не юристами. Как можно было, учитывая, что Кодекс - это закон длительного применения, прописать сумму в рублях, а не в МРОТах? Это очень странно. Можно предположить, что норма, прописанная в данной статье, была пролоббирована 'челноками'. Но это уже не те 'челноки', образ которых все еще остается в сознании большинства сограждан.

А потом в развитие этой статьи появилось еще и постановление, в котором не ограничивалось число поездок, а груз можно было отправлять и без личного сопровождения. Вот так и возникли каргоперевозки. Поэтому говорить о том, что эта статья защищает интересы тружеников-'челноков', которые поставляют на наш рынок товары народного потребления, в корне неверно, это просто профанация. Мы считаем, что 282-я статья - это позор для авторов Кодекса. При этом я имею в виду не тех людей, которые работали над ним, а тех, кто допустил включение в него этой статьи.

- А что предлагаете вы?

- Мы просим установить сумму для беспошлинного ввоза товаров в размере 500 долларов. При этом уточнение можно внести либо в Кодекс, либо издать постановление Правительства в части ограничения числа ездок с такими условиями ввоза, а также решение об установлении размеров единой пошлины и налогов при каргоперевозках и в несопровождаемом багаже до 7-8 евро за килограмм. Иначе не победить 'серый' импорт.

Мы считаем, что именно грамотное использование механизма таможенного регулирования может быть серьезным рычагом подъема нашей отрасли промышленности наряду с другими методами государственной поддержки.

Почему это так важно? Да потому что, исходя из официальных статистических данных, 70 процентов товаров легкой промышленности на нашем рынке - это контрабандный товар. Поясню это на примере обуви. По статистике, в 2003 году было реализовано 220 миллионов пар обуви. Крупными отечественными предприятиями было произведено чуть больше 40 миллионов пар, а с учетом мелких и средних - 60 млн. При этом по официальному импорту было завезено 54, 4 миллиона пар. Так откуда взялось еще 105, 6 млн.? Мы делаем вывод, что эта обувь попала в страну или просто без таможенного оформления, или под видом других товаров.

В 2003 году объем производства в легкой промышленности снизился на 2, 3 процента по отношению к уровню 2002 года при росте объема промышленного производства на 7 процентов. При этом несколько вырос выпуск обуви -на 0, 2 процента, хлопчатобумажных тканей - на 1 процент, льняных - на 6 процентов и шелковых - на 4 процента.

(По материалам парламент-слушаний).

Если взять таможенную статистику за восемь месяцев 2004 года, то импорт обуви составил всего лишь 7 миллионов 100 тысяч пар. При сравнении с 2003 годом сокращение просто катастрофическое. Если даже допустить, что за оставшиеся четыре месяца до конца года ввезено еще столько же, то все равно получится всего около 15 миллионов пар. Плюс наша промышленность, которая больше того, что она производит, выпустить не в состоянии. Если верить статистике, то получается, что мы босыми ходим! Однако зайдите в любой магазин, чтобы удостовериться, что обуви очень много. Прав Госкомстат, по данным которого, в 2003 году было продано 220 реальных миллионов пар обуви, поскольку эти цифры он получил из отчетов всех торгующих организаций.

По нашим расчетам, каждый миллион пар обуви - это 500 рабочих мест. То есть за последние два года мы потеряли 200 тысяч рабочих мест. Завезя 105 миллионов пар обуви неизвестно откуда, мы потеряли 50 тысяч рабочих мест, а один миллион пар обуви - это 25 'челноков'. Но это уже не те торговцы, что везут товар, таких остались единицы. Речь идет об отдающих свои паспорта для оформления каргоперевозок. Мы понимаем, что это проблема и для таможни. Не составляет большого труда даже при выборочном контроле выявить, кто является добросовестным участником ВЭД, а кто нет, когда известны игроки на этом рынке, постоянно занимающиеся импортом и экспортом. Другое дело - каргоперевозки. Это уже дело государства - решать эту проблему.

- А вы находите понимание обозначенной проблемы в Минэкономразвития, в Федеральной таможенной службе?

- Да. У нас хороший контакт с главой Департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности и таможенного дела Минэкономразвития Алексеем Каульбарсом, заместителем руководителя ФТС Юрием Азаровым. Они понимают проблемы и готовы обсуждать их, в том числе и вопросы таможенно-тарифной политики.

Один из очень больных вопросов для нас - занижение стоимости. Если взять статистику, то средняя цена ввозимой обуви в 2003 году была 5, 5 евро, а верхняя цена для кожаной обуви - 11, 2 евро. Смешные цены! У нас в производстве средняя цена - 13, 5 евро. Как можно конкурировать с таким импортом?

Кроме того, необходимо обратить внимание на вопиющие разночтения в данных статистики наших государственных органов и статистики наших иностранных партнеров. Так, итальянцы считают, что в 2003 году из их страны в нашу было завезено в 4, 7 раза пар обуви больше, чем это зафиксировано нашей таможенной статистикой. А по цене, кстати, она отличалась в 22 раза. То есть при пересечении нашей границы эта обувь меняет цену, название. С Китаем статистика вывоза и ввоза разнится уже в 10 раз, то есть китайцы, по своей статистике, вывозят к нам в 10 раз больше, чем, по нашей статистике, ввозится к нам. Я уверен, что наши таможенные службы сотрудничают с таможенными администрациями других государств, и наверняка есть обмен информацией. Почему бы в таком случае не отследить недобросовестных участников ВЭД?

Очень важна грамотная таможенно-тарифная политика, потому что с помощью тарифов можно поменять многое. Но, к сожалению, наше государство в лице своих госструктур до сих пор не может определить приоритеты. Разумеется, эта претензия не к таможенному ведомству. Задание ФТС на 2005 год - больше одного триллиона рублей. Его можно с лихвой перевыполнить путем простого наведения порядка: если 70 процентов товаров легкой промышленности будут ввозиться в нашу страну не контрабандным путем, а по закону.

Кстати, о контрабанде. В Таможенном кодексе есть 391-я статья, которая называется 'Дополнительные полномочия таможенных органов при обнаружении товаров, незаконно ввезенных на таможенную территорию РФ'. Так вот, таможенный орган в соответствии с законом может наложить на них арест, но в пункте втором сказано, что если лица, которые допустили нарушения, в 5-дневный срок все оплачивают, то товар амнистируется. Не начисляются даже пени! Нет и ссылки на КоАП, хотя в нем предусмотрены достаточно сильные штрафные санкции. Таким образом, из-за отсутствия связи между двумя законами наказание за контрабанду выглядит просто смешным.

- Что еще, по вашему мнению, должны предпринять правительство и таможенные органы, чтобы исправить положение дел в легкой промышленности?

- Конечно, как я говорил, главная беда - отсутствие государственной экономической политики. Мы ведь понимаем, что таможенники работают, исходя из требований закона. Если в документе написано, что я могу каждый день беспошлинно носить через границу по 50 килограммов товара ценой до 65 тысяч рублей, что таможенник может сделать? 'Челнока' можно вытеснить еще и нормальной работой промышленности - не будет необходимости в таком количестве импорта. При этом мы не говорим о преференциях, мы говорим о равных условиях. Хотя, замечу, те же китайцы и турки, основные поставщики ширпотреба в нашу страну, имеют в своих странах преференции. А поставщики из Западной Европы, к примеру, могут брать кредиты от 2-5 процентов, наши же производители менее чем на 15 процентов и рассчитывать не могут. Наша единственная преференция, к сожалению, - это невысокая заработная плата, а именно в легкой промышленности она самая низкая - 3, 5 тысячи рублей. При такой зарплате очень трудно удержать людей, поэтому у нас большой отток рабочей силы.

В настоящее время легкая промышленность объединяет более 15 тысяч организаций, в том числе более 11 тысяч малых предприятий.В государственной и муниципальной собственности находится около 7 процентов этих организаций. Численность занятых в отрасли составляет свыше 660 тысяч человек.

Периодически поднимаются вопросы и о пересмотре пошлин на ввозимые и вывозимые товары. В первый раз мы столкнулись с этим в 2000 году, когда было принято решение о понижении пошлин на ввозимые товары легкой промышленности с 20 до 15 процентов. Логика была такой: высокая пошлина способствует сокрытию, следовательно, если ее уменьшить, то и скрывать перестанут. На самом деле кто не платил раньше, не стал платить и после того, как пошлина уменьшилась. Надежды не оправдались. Нам же тогда объяснили, что все это делается в рамках подготовки к вступлению России в ВТО. Сейчас уже 2004 год заканчивается, и если даже в 2005 году мы вступим в ВТО, то необходимо еще пять 'связанных' лет, в течение которых нельзя менять тариф в сторону увеличения. А мы порог и так снизили, при этом ничего не выиграв.

Можно вспомнить, как решалась и решается проблема с оборудованием, машинами для швейного, кожевенного производства. Такая техника в нашей стране не производится, а на то, что ввозится, устанавливаются высокие пошлины, что потом, соответственно, отражается на себестоимости продукции. В настоящее время мы добились права беспошлинного ввоза на 22 наименования оборудования. Однако прошло два года, и для многих предприятий это оказалось бесполезным: кто-то уже купил, не дождавшись льгот, а кто-то просто прекратил существование. Вот такая 'оперативность' в решении вопроса!

- А вы можете назвать примеры грамотных, на ваш взгляд, действий, которые самым положительным образом сказались на результатах вашей отрасли?

- Мы очень долго боролись против вывоза кожевенного сырья, которое скупали Китай и Западная Европа. И добились. Когда была установлена пошлина в 500 евро за тонну вместо 200, сразу же наша кожевенная промышленность оживилась. Поднялось качество, стало больше перерабатываться сырья, и это незамедлительно сказалось на обувной промышленности. Теперь даже на экспорт идет не кожсырье, а полуфабрикат или готовая кожа.

Одновременно мы обратились в правительство Белоруссии, и здесь нас поддержали белорусские кожевенники - попросили установить такую же пошлину, как и у нас (в Белоруссии пошлина равнялась 200 евро за тонну), и добились положительного решения. Сейчас, правда, остается еще одна проблема: в Казахстане пошлина - те же самые 200 евро за тонну. Если мы сделаем единое экономическое пространство, то через 'дыру' в Казахстане будет уходить кожсырье в Китай. Мы ведем переговоры с казахской стороной, но они пока не собираются увеличивать пошлину. У них своя специфика: нет большой кожевенной отрасли, как в России и Белоруссии, и они заинтересованы лишь в вывозе сырья. В решении этой проблемы мы надеемся получить поддержку Минэкономразвития и ФТС.

В 2003 году экспорт швейных изделий из России достиг 150 миллионов долларов, из которых до 80 процентов были товары, изготовленные по заказам иностранных фирм из их сырья. Доля этой продукции достигает 25 процентов общего объема выпуска швейных изделий. А, к примеру, в швейной промышленности Санкт-Петербурга объем работ с использованием давальческого сырья составил более 60 процентов. На ЗАО 'Липчанка' около 80 процентов продукции выполняется из предоставляемого сырья и экспортируется в Германию, США, Францию, Италию.

- Вы сами сказали, что в настоящее время наша легкая промышленность не в состоянии удовлетворить внутренний спрос. А есть ли у нее потенциал? Смогут ли отечественные производители обеспечивать своих сограждан качественными товарами?

- Мы легко можем увеличить производительность своей отрасли в два раза при создании соответствующих условий. Если хотя бы вполовину перекрыть контрабандный рынок, то эти объемы сразу же наполнят товары наших производителей. Хочу напомнить, что когда в 1989 году произошло падение рубля, то импорт упал сам собой, и за два года наша промышленность увеличила выпуск товаров в 1, 5 раза.

Если же иметь в виду качество, то во многих случаях нашей продукцией можно гордиться. Часто покупатель даже не догадывается, что под импортным лейблом 'прячется' товар, произведенный в России. Я имею в виду все большее развитие схем работы, когда наши предприятия выполняют заказы инофирм, изготавливают изделия из давальческого сырья. Выпускаются товары, рассчитанные не только на средний класс, под марками Berkateks, Steilmann, Harve Bernard, Adidas, Reebok и другие, но и относящиеся к высокой моде, например под маркой Marina Rinaldi.

Это, конечно, не та цель, к которой надо стремиться, но явный показатель потенциальных возможностей. (Тина БОРИСОВА; Московская промышленная газета, Москва).

Следующая новость: 22.12.2004 На российском рынке одежды и обуви местным брэндам принадлежит всего 4% от всего рынка одежды

Предыдущая новость: 22.11.2004 Приключения в стране челноков

Последние новости раздела «Швейные изделия»

10.12.2017 Слишком много денег
05.10.2017 В первые семь месяцев рост экспорта текстиля и одежды через КПП Хоргос вырос на 34,5 проц.
12.07.2017 Объем рынка постельного белья в России в 2016 году уменьшился до 91 тыс. тонн, что меньше показателей 2015 года на 3,7%
12.07.2017 Союзлегпром организовал совещание торговых сетей и производителей домашнего текстиля
18.01.2017 Messe Frankfurt и Союзлегпром заключили Соглашение о международном сотрудничестве на ведущей отраслевой выставке Heimtextil 2017
29.07.2016 В 2015 году объем видимого потребления постельного белья в натуральном выражении сократился на 40% по сравнению с 2014 годом

Вернуться к разделу Текстильные новости: Швейные изделия

Для клиентов:
Обзоры рынка текстиля: хлопковое волокно
Обзоры рынка текстиля: химические волокна и нити
Обзоры рынка текстиля: швейные изделия
Обзоры рынка текстиля: льноволокно
Обзоры рынка текстиля: шелк и техноткани
Обзоры рынка текстиля: шерсть и ковры
 
Свободный доступ:
Текстильная торговая площадка «Анитэкс»
Новости текстильного и сырьевого рынков
Московский индекс хлопка (MCI)
 

 
 
Поиск по сайту
Rambler's Top100